Малывановка

 

Мой проект про детство получился очень личным (а как иначе?) и очень нужным.

Глядя на эти фотографии я вспоминаю о бабушкиных пирожках (печеных в духовке, с картошкой, капустой, луком; разламывать, есть со сметаной, в которой и правда застревает ложка), о булочках с калиной (за которой каждый год ходил дед в неведомые края), о блинчиках (тоненьких, нежных, с кружевным краем, который отхрумкивал в первую же секунду), о горах жареной картошки (которую так больше никто не сможет приготовить), о котлетах, о жареной курице…
О косичках, о бантиках. О теплой-теплой печке. О песнях на ночь, страшилках и присказках. О своем месте. Об играх в карты вечерами. О десятках любовных романов на полках.
О солнце, заливающем огромный зал. Об оранжевых занавесках, колокольчиках на окнах, скрипящих полах, трельяже.
О ландышах в палисаднике, черемухе, удобном заборе, грядках, деревянной лестнице на крышу, загадочном и уютном чердаке. О вечере абсолютного счастья.
О семейных праздниках, застольях после бани. О сражениях за лучшую помидорку и огурец.
О друзьях детства. Лавочках, велосипедах, речке и песках.
О белках. О Фомке, Машке, Дашке, Кузе.
О зимней сонности и летней ленности. О детской храбрости и отчаянности.

О зеленом доме с голубыми ставнями. О детстве. О бабушке с дедушкой.

Я упаковала воспоминания в фотографии и буквы и теперь очень дорожу тем, что вышло. Пойдёмте со мной туда на несколько минут?

 

Выходишь на остановке рядом с ЖД парком и готовишься к долгому путешествию до Дома.

Кусочек деревни и заброшенный поезд.

 

Малывановку отделяет от остального мира виадук. Виадук — это железный мост через ЖД пути. Название кажется немножко магическим в и а д у к. Нездешнее.

C вершины виадука открывается вид на практически всю Малывановку. Маленькая деревня из детства на берегу Чулыма, расположенная на холмах.

п.с.: На самом деле (!), Малывановка — поселок городского типа (!), но кому это интересно 🙂

Нужно одолеть множество рассыпающихся от времени ступенек. По виадуку вниз особенно не побегаешь, спускаться нужно осторожно, все ступени разного размера и разной ветхости. Но он достаточно надежен, все же 🙂

Малывановка расположена рядышком с ЖД вокзалом и ЖД путями, соответственно. Мои бабушка с дедушкой всю жизнь проработали на ЖД. Дедушку однажды даже повысили до начальника, но потом, благодаря бабушке (а еще больше, конечно, поступку дедушки), также быстро понизили. Зная характер дедушки — это не удивительно 🙂 легендарный человек был 🙂

В доме по ночам был слышен далекий перестук колес.

Дорога к дому. В детстве этот участок пути казался самым скучным: ничего особо не происходит, и смотреть некуда. Помню, правда, как кто-то несет меня на руках где-то здесь зимой, а я задыхаюсь, совсем не могу дышать против ветра.

Салырка. Еще одно странное название, на этот раз — небольшой речки, которая впадает в Чулым.

Перед вербным воскресеньем бабушка отправляла меня за вербой именно сюда, к реке.

Еще один кусочек дороги. Более приятный, так как уже вырисовывается цель.

В детстве я обожала кататься с этой горы на велосипеде и терпеть не могла подниматься по ней вверх 🙂

Не совсем понятно, но там внизу всё та же Салырка. У меня была традиция: проходя по мосту, нужно было ОБЯЗАТЕЛЬНО кинуть вниз камешек и смотреть, как он булькает в воду. 

Пишу эти строки и прикасаюсь к детству.

Громадные заросли крапивы перед трансформаторной будкой с надписью «Миру мир!». 

Кажется, что раньше крапивы было меньше. Или нет 🙂

Очень важная дорога — дорога в магазин. О, сколько раз она была пройдена!

А слева растет хрен 🙂

А вот и он. Точнее они. Магазин почему-то все время менял дислокацию. То открывался слева и закрывался справа, то наоборот. Однажды слева был продуктовый, а справа хозяйственный — роскошное время.

Мама рассказывала, что раньше здесь даже был магазин золота. И там дедушка купил ей золотое кольцо на окончание школы. Красивое 🙂

Про магазин у меня много историй, много букв. Помню, как всё лето мы с Иркой копили на арбуз. Что-то пошло не так и мы накопили в итоге только на пару кило 🙂 И продавщица, разумеется, отказалась вырезать из целого арбуза нам этот самый заветный кусочек 🙁

А когда я ходила в магазин с Фомкой (это наша собака, маленький, коренастый рыжий пёс), он всегда нетерпеливо ждал меня за дверью и надеялся на то, что я куплю мороженное (которым я всегда с ним делилась).

Знакомьтесь, улица Северная. Длинный маршрут до дома. Если хорошенько разогнаться на велосипеде, скатиться с первой горки, то по инерции можно было добраться до середины второй горки, а уж там нужно было работать ногами изо всех сил 🙂

Первый памятный дом на Северной — дом моего одноклассника Женьки. Мы как-то совершенно случайно встретились с ним на улице, до этого и не знали, что соседи. Мы ходили на рыбалку (а бабушка специально для нас пекла свои фирменные пряники), гуляли с собаками (у Женьки был громадный пёс), убегали от боксерской собаки, Женька первый, кто угостил меня жареными пельменями, мы ходили на холмы за заячьей капустой (и взяли с собой Катьку, она тогда была еще совсем маленькой, испугалась историй про вампиров и ревела полдороги). А еще у меня перед глазами картина, как Женькин дедушка, возвратившись из леса, просит его поприжигать клещей из своей спины. И их там было очень, очень много о_о

Справа дом Катьки, которая была младше меня на 3 года и всегда казалась мелкой (а сейчас ее дочери уже года 2, наверное :). Не знаю на основе чего мы сошлись, но дружили прочно. Даже после того как моя лучшая подруга Ирка перестала со мной дружить и стала дружить с Катькой, мы сохранили отношения, и это как-то удивительно 🙂
У Катькиной бабушки были коровы и мы покупали у неё молоко и божественную сметану, в которой стояла ложка. Лучший флешбек в кулинарное прошлое: бабушка постряпала пирожков с картошкой, вот они, смазанные маслом, лежат в большом тазике. Ты берешь пирожок, разламываешь его пополам (оттуда поднимается легкий пар), столовой ложкой зачерпываешь сметану и намазываешь ее на горячий пирожок, сметана тает. Ам!

История без хэппи энда.

На этой мусорке однажды мы нашли закопанных утопленных щенков, которые жалобно пищали. Мы их откопали и поселили в коробке неподалеку. Кормили и надеялись на лучшее. Но пошел дождь, мы их пытались отогреть, не вышло.
Сейчас понимаю, что надо было нести их к бабушке и просить помощи, а тогда это и в голову не пришло. Было своеобразное приключение что ли…

Малывановка — на холме. И вид с холма вот такой 🙂 Немножко мусорки, чьи-то огороды, чулым, ЖД мост и АГК вдалеке.

А здесь раньше висели почтовые ящики. Это было классным развлечением — ходить проверять почту. Иногда приходили письма от бабушкиной сестры, чаще — газета Ачинская. 

А вот так выглядит почта сейчас. Ящики просто перенесли, не меняя. Наш ящик можно узнать по характерной букве А сверху и снизу, чтобы наверняка 🙂

Дом рядышком с нами. Там жила бабушкина подруга, к которой бабушка ходила в гости. А потом подруга переехала в другой город. 

И моя первая подруга в жизни жила в соседнем доме, в детстве дружбу определяет география 🙂

А тут жила дочка маминой подруги, Яна. Так уж получалось, что друзья в детстве появлялись не только географически, но и благодаря родственным связям. Хочешь — не хочешь, а дружи.

Благодаря Яне я познакомилась с моей второй лучшей подругой — Иркой (историю про арбуз вы уже слышали).
А еще у меня есть история 🙂
Однажды Яна ночевала у нас, и мы с ней смотрели какой то концерт по первому каналу, накрывшись с головой простынью, чтобы телевизор не мешал спать родителям. По телевизору пел Бутусов, и Яна восхищенно сказала: «Какой мужчина!», на что я интеллигентно заметила, что она порет чепуху, и Бутусов похож на бомжа 😀 Тогда я еще не очень разбиралась в мужчинах. И в музыке.

Дом Ирки. Я пыталась найти ее в контакте, но мне не удалось. Наверное, мы сдружились на базе общего авантюризма. Ух, чего мы только ни делали и с каким размахом! Составляли карту улиц деревни, путешествуя по всем-всем переулкам, спасали тех самых щенков, играли в спасателей, перелазя через соседские заборы, составляли невероятные врачебные рецепты, играли в бухгалтеров с настоящими бухгалтерскими доками (за что я получала от сестры по шее)). Были не разлей вода, а потом я познакомила Ирку с Катькой (кстати, в детстве обязательно называть друзей небрежно: Ирка, Катька, Светка и никак иначе),и они как-то даже лучше сошлись, что мне не осталось места. И каким-то чудом я вернулась к своим саааамым первым подругам, сестрам Тане и Юле (не Танька и Юлька лишь потому, что дружба сохранилась до взрослых времен).

У бабушки с дедушкой не было коровы. Зато были козы. Белки. Белки — это козы, да. Потому как белые 🙂

Белки ходили в стадо вместе с коровами, утром их отгонял дедушка (как про машину, ей-богу!), а вечером забирала я. Идешь такой с палочкой до нужного места и ждешь. Болтаешь со сверстниками, если уговорил кого-то пойти с тобой. Потом видишь стадо вдалеке и начинаешь громко звать: «Белки, белки, белки!!!», козы узнают тебя, подходят, и ты, чуток подгоняя их палочкой и чуток опасаясь быков в стаде, гордый идешь домой, где белок уже ждет любимая ими бабушка с едой, водой и готовая их доить.
Козье молоко я не пью, глупая.

Вот тут обычно я ждала белок из стада. Можно было забирать их и дальше, но чаще было лень. Место вечерней деревенской тусовки, обменяться новостями и свежими сплетнями — за милу душу здесь.

Это здание бывшего садика. Мои старшие сестры даже ходили в него, при мне он уже не работал. За садиком росли ранетки, и ранней зимой не было ничего вкуснее побитых морозом яблок.

Высокогорная. Улица Высокогорная чуток выше остальных на холме. Без гор. Отличается наличием двухэтажных домов на несколько квартир. Наверное, из-за этих четырех домов деревня носит гордое название «посёлок городского типа». А в этом доме периодически открывался магазин. Но чаще всего он был закрыт 🙂

Привет, колонка!

Дом без воды с туалетом на улице, ну а как иначе, деревня ж 🙂 Колонка — источник питьевой воды, воды для посуды и готовки, воды для бани и иногда для полива. Зимой с санями и бочонком на них, летом с ведрами.
На Иван Купала колонка становилась стратегическим объектом. Отвоевал колонку — царь праздника!

А у меня с этой колонкой и этим ракурсом есть смешное воспоминание. Бабушка куда-то уехала на весь день, оставив меня на деда. А дед ушел. А я одна дома, маленькая. Хочу есть. И пить. А воды нет в бачке. Нашла хлебные сухарики и пошла с кружкой к колонке. За этим занятием меня и застала бабушка 😀 Внученька с сухариком в одной руке и кружкой в другой рядом с колонкой. Бедный голодный ребенок 😀 Ох и получил тогда дедушка, наверное :))))

А вот здесь мое сердце замирает в груди. И немного хочется плакать.
Это дом бабушки с дедушкой, который выглядывает из переулка, раньше перед ним не было травы, ее регулярно скашивал дедушка. И ворота были другими, покрашенные зеленой краской, резные, как ставни.
Здравствуй, старый друг, здравствуй.

Сундук с забытыми воспоминаниями открывается и ничего не может его удержать. Пусть у меня будут только фотографии и память. Хотя бы так, хотя бы так.

Этот дом построили бабушка с дедушкой с нуля. Раньше они жили вместе с прабабушкой, моей мамой и дядей в небольшой землянке. Мама рассказывала, что помнит время, когда в деревне еще не было света, и жили они при свете керосинки. Вы только вдумайтесь. Высокоскоростной интернет в телефоне, скайп с другими странами и прочие чудеса техники. А лет 50 назад в деревне не было даже электричества! У нас у первых появился телевизор, и вся деревня приходила смотреть редкие передачи. А в основном все читали книжки.

Зеленая постройка с окошком по центру — это углярка, было время, когда я вылазила через это окно туда и обратно 🙂 А непонятно чем обшитая постройка справа — это дедушкина мастерская с погребом внутри.

Сирень разрослась 🙂 Раньше палисадник был более причесан: высокие желтые цветы слева, сирень по центру и ландыши справа. А перед палисадником обязательно была канавка для воды на случай дождя.
Одно из самых моих счастливых воспоминаний: каникулы, вечер летнего дня, закатное солнце, я сижу на заборе справа и ем спелую черемуху с дерева. Хорошо.

Черемуха решила, что без нас нет смысла распускать листья по полной. Черемуху садила прабабушка.

Обнимаю.
В огороде цветет картошка и это радует. Жизнь все-таки есть. Дом не брошен.

Люблю эту фотографию. Я неимоверно рада, что пришла и сняла дом. Глядя на эту надпись, становится тепло, я как будто прикасаюсь к дедушке.
Кто, кроме него, мог написать: «Северная, Тимофеев Н.К.»? То есть не «Тимофеевы», а персонально свою фамилию и инициалы 🙂 Только дедушка, только он 🙂

Прикоснувшись к этому палисаднику, мне не хотелось его отпускать. Встретив старого друга, с которым давно не виделись, не хочется разжимать объятия, так и здесь. Здравствуй, друг. Здравствуй, дом.
Сколько раз я била железным кольцом по железной двери? Сколько раз я запирала эту дверь изнутри на деревянную палку? Сколько раз я закрывала ставни на ночь? Сколько раз опускала железный крючок, чтобы закрыть калитку? Калитка в палисадник — звучит как прозрачная прохладная карамелька на солнце.
Я красила этот палисадник в голубой. Красила и придумывала драматичный рассказ. А жизнь оказалась еще драматичнее.

Огромный дом через дорогу построили относительно недавно — уж точно не больше 10 лет назад. Раньше здесь жил дедушкин брат, именно поэтому наш дом построили напротив. Потом брат умер, и дом достался его сыну. Сын много пил, очень много пил. Дом сгорел.

Дорога миллион раз пройденная, пробеганная, проезженная на машине и велосипеде. Дорога и домой и обратно, дорога к друзьям, дорога на речку. Родная дорога.
А дом справа был примечателен маленькой собакой, которая громко лаяла, и черемухой сбоку.

Раньше тут была самая коротка дорога на Чулым. И дорога на Поляну. Да, именно с большой буквы. Ложишься наверху холма и скатываешься кубарем вниз. Ну прям как гусеничка. И мир вокруг мелькает бешено.

А сейчас там кто-то посадил картошку.

Заглянуть на Чулым. Как он там.
Чулым стал мельче в этом году. Именно на этом «пляже» мы обычно всегда купались. Помню строгий запрет бабушки не купаться до 7 июля, до Купалы. Помню свои мокрые косички, которые расплетала и сушила на улице, а потом Юля или Таня заплетали мне новые, чтобы бабушка ничего не узнала 🙂

Мохнатый Чулым и вид на Белую гору. Там мы собирали кисленькую заячью капусту.

Переулок друзей и даже врагов 🙂 Справа жил Женя, который был из разряда вторых, потом Серега, который из разряда первых-вторых, а потом Таня с Юлей, которые однозначно первые.
Первые во всех смыслах — мы познакомились, когда мне было 3 года, Тане 4, а Юле 5. Их мама, тётя Лариса, была ветеринаром и пришла к нам, чтобы сделать что-то нехорошее с нашим хряком (нехорошее для хряка, но полезное для мяса). Пришла и взяла с собой дочек, так мы и зазнакомились. У меня в альбоме есть полароидовские снимки тех времен, когда мы ходили друг к другу на дни рождения: у меня неизменная пальма на голове, коричневые ладони и стильный зеленый костюм, чуть выше Таня, с таким же цветом волос как у меня и еще чуть выше Юля с короткой мальчишеской стрижкой. Мы праздновали вместе Дни Рождения лет с 4х и до 3-4 курса университета <3 Потом дороги разошлись, но, думаю, встреться мы сейчас, болтали бы как и прежде, словно между нами нет тех лет.

А тут вид с помойки. Да, тут исторически сложившая мусорка. Да, мусор выкидывали (и выкидывают) прямо в овраг. Десятки лет.
А вид неплохой.

Слева раньше стояла землянка Лёни Химика — такое прозвище было у вечно пьяного, худого, безобидного старика в очках. Бабушка называла его Лёнечкой. У него были внуки Сашка с Женькой, которых отдали в детский дом, когда умер Лёнечка и его жена, так как родители ребят были еще более пьющие. Надеюсь, у них всё хорошо сейчас, долгое время я молилась за них перед сном.

Дорога в город. Пора возвращаться.

Через крышу заброшенного дома виден город. В этой части Малывановка потихоньку ветшает.

О, а тут точно жил дедушкин друг по выпивке. У него было двое внуков Женька и Юля. С Юлей я дружила, а Женька был сильно старше и на Иван Купала поливал всю мелочь водой ведрами. Помню, я (тогда как раз мелочь) с гордостью рассказывала всем, что и мне досталось целое ведро воды с ног до головы 🙂

А тут еще живут. И выращивают шикарный репейник.

Ррраз, и все в зелени до небес! Чуток невнимания, и природа забирает себе своё.

Легендарная Лукинова гора. Лукинова — в честь бывшего директора школы (там учились моя мама и лёля), который жил в доме слева.
Легендарная — потому как зимой лучшего развлечения не найти. Ооо, мои воспоминания уносят меня совсем глубоко в детство, держитесь!
Мне лет 5. На мне ватные штаны, шерстяные носки, валенки, теплая кофта, шуба, меховая шапка и шарф до носа. Мороз щиплет щеки, уже достаточно темно, зимний вечер. Санки старше меня, полностью деревянные (кроме листового железа внизу полозьев), дедушка везет их за толстую серую веревку. На вершине горы он садится позади меня, отталкивается ногами в громадных валенках, и мы вихрем слетаем вниз. Ничего лучше этих моментов нет зимой.
Но любишь кататься, люби и топать вверх горы столько раз, сколько хочешь скатиться 🙂

Здесь тоже жил друг дедушки. Да у дедушки было много друзей по этому самому делу. Тут жил Денис, с которым мы особо не общались, но считали делом чести кричать друг друг обзывалки каждый раз, когда встречались.

Лукинова гора, вид скатившегося на санках.

Пока, старый друг!
Я рада, что ты есть в виде фотографий. Я упаковала воспоминания. Я уложила их стопочкой с помощью фотографий, понятных и теплых. Теперь точно не забуду. Фотографии греют меня и словно машина времени возвращают в детство.

Сделали круг, возвращаемся домой.
В другой дом, конечно.

Спасибо, что были со мной.